Трансформация мировоззрения населения древней руси после крещения часть 1

Июн 27 2018

В 1044 году p., как сообщает «Повесть временных лет», останки князя Ярополка было перезахоронен в Десятинной церкви . Предварительно над ними совершили обряд крещения.

Беспрецедентность события не может быть основанием для того, чтобы отнести ее к выдумкам поздних составителей свода. Как духовные лица, они не внесли бы в текст указания о крещении княжеских останков, если бы в корне противоречило христианской обрядности. Очевидно, этот факт имел место. Единственным и естественным объяснением этого может быть невозможность внесения под церковное своды останков князей-язычников, в связи с чем и было осуществлено такой необычный обряд. Можно считать, что церковь этим актом почтила Ярополка за его симпатии к христианской вере.

В годы правления Ярополка состоялся обмен посольствами Руси и Рима. Не очень выразительные сведения о них сохранились в одной немецкой хронике, а также в Никоновской летописи. Можно думать, что в центре этих переговоров стояли вопросы, связанные с христианизацией Руси. Еще раньше аналогичные переговоры Ярополк провел с Византией. Успехи тех и других ни были сколько-нибудь значительными. На Руси, а по сути, в Киеве, длилась шаткое равновесие двух идеологий.


vacatures

Очередное ее нарушения в пользу язычества, о чем уже говорилось, произошло при Владимире Святославича. Чем оно обусловлено? Или только характером князя и его глубоко языческим мировоззрением? А возможно, определенную роль здесь сыграло естественное для каждого узурпатора власти стремление отмежеваться от действий своего предшественника. На все это следует, безусловно, учитывать, но основным было другое. Владимир как крупный государственный деятель, взошедший на престол с определенной политической программой, искал путей ее воплощения. Ориентация на двоеверие, что практиковалась его предшественниками, не могла служить идее сильной и единой Руси. Христианство ведь еще не утвердило себя в древнерусском жизни настолько, чтобы его можно было сделать знаменем в борьбе с автономизацией племенных княжеств. Окраинных земель Руси, очевидно, оно еще совсем не задело. Там, как и раньше, горели ритуальные костры, приносили жертвы языческим богам. Но именно эти земли необходимо включить в государственную систему. Единственной действенной силой (по крайней мере, в глазах Владимира и его окружения), на которую можно было опереться, оставалось язычество.

Сравнительно быстро Владимир убедился, что с установлением языческого пантеона на Старокиевской горе Киев не превратился в единый идеологический центр всей Руси. Язычество с его многобожие и отсутствием единого верховного божества для всех восточных славян было далеким от идеи ее единства. Все больше вступало оно в противоречие с феодальным способом производства, утверждался на Руси.

И, наконец, язычество стало тормозом общественно-политического и культурного развития страны. Отказ от него стала потребностью времени.

Летописное повесть о крещении Руси, изложенная в статьях 986 & mdash; 988 pp. «Повести временных лет», имеет обширную историографию. ее той или иной степени касались практически все историки Киевской Руси, в том числе и церковные. Спектр суждений о ней очень широкий & mdash; от безоговорочного признания истинности рассказов летописи о выборе веры Владимиром Святославичем до полного отрицания, объявления их благочестивым вымыслом, поэмой вроде старинных духовных мистерий.

М. Никольський считал, что своим признанием рассказов летописи и «Жития» Владимира вымыслом, который не имеет никакой зерна исторической истины, Е. Голубинский проявил незаурядное мужество.

О «мужественности» Е. Голубинского, то суть ее заключалась в том, что, откуда-давая любую реальность событий, связанных с выбором веры, он утверждал богословско-теологическую тезис о «богодухновенность» Владимира. Принятие христианской веры было не результатом сознательного выбора, а «внезапным прозрением», посланным Владимиру сверху. Правда, Е. Голубинский ни был последовательным в своих утверждениях.

Миссионерская деятельность, попытки обратить соседей в свою веру характерны не только для стран, которые издавна исповедовали ту или иную монотеистическую религию, но и для тех, которые только отошли от язычества. Ни была исключением в этом и Киевская Русь. Уже в 990 p., Как сообщает Никоновская летопись, Русь пытается распространить христианство на волжских булгар и с этой целью посылает к ним философа Марка Македоняне.

История знает немало подобных примеров
, но и приведенных достаточно, чтобы убедиться в закономерности и естественности такого явления. Оно имело место в истории каждого народа, достигал в своем развитии сословно-классового степени. Причем выбор этот был, как правило, и промежуточный внутренний этап. Между принятием христианства и языческим многобожие на Руси стояла языческая реформа Владимира, целью которой было поднять культ главного бога Руси Перуна.

Согласно «Повести временных лет», первыми к Владимиру пришли миссионеры из Волжской Булгарии. Летопись достаточно подробно излагает ход переговоров, которые, однако, увенчались для булгар успехом. Владимир не обнаружил большого интереса в мусульманство, хотя, вроде, и не исключил его с порога. В следующем 987 г... Он пришлет свое посольство в Болгарии для испытания веры.

Факт этот мог иметь место. Е. Голубинский отвечал на этот вопрос отрицательно. Основной его аргумент заключался в том, что Нестор, работавший над сводом в конце XI & mdash; в начале XII в., не мог знать, что было при Владимире. Такое утверждение можно услышать и сегодня, но в свете современного состояния исследования древнерусского летописания оно неубедительно. Ведь «Повести временных лет» предшествовал целый ряд сводов, вошедших в нее. Кроме того, существовало много позалитописних материалов, в которых нашли отражение события, связанные с крещением Руси. Это «Житие Владимира», «Память и похвала князю русскому Владимиру» Иоакова Мниха, фольклорные предания, так называемые рассказы очевидцев. Его предшественники & mdash; Иларион, Никон, Иоанн и другие летописцы & mdash; имели значительно более широкий круг информаторов, среди которых несомненно были и свидетели тех событий.

Следующим, согласно летописи, прибыло к Владимиру немецкое посольство.

Послы изложили свои тезисы, но Владимир, не выразив своего отношения к ним и сославшись на то, что «отцы наши сего НЕ приняли суть», выпроводил папских посланников.

Ни в самом факте прихода послов, ни в летописном изложении цели этого визита ничего недостоверной нет. Миссия эта, как видно из ответа Владимира, не была первой. На Русь уже приходили немецкие послы. Наша летопись лишь намекает на какие-то переговоры по этому поводу, которые достаточно хорошо отражены в западных хрониках. Согласно «Продолжателем хроники аббата Регинона Прюмского», автором которого был епископ Адальберт, в 959 гг. До немецкого короля Оттона в Франкфурт-на-Майне прибыло посольство от «Елены королевы ругов» с просьбой рукоположить для Руси епископа и священников. В 961 г... Король отправил туда своих миссионеров во главе с епископом Адальбертом. Но уже в следующем году Адальберт вынужден был вернуться обратно. Его деятельность на Руси не имела успеха.

И в этой, и в других немецких хрониках содержится обвинение королевы русов в неискренности ее намерений. Послы русов вроде «пришли к королю, & mdash; как выяснилось позже, & mdash; нечестным образом и во всем солгали».

Русь стремилась к союзническим отношениям с Германией, к экономическому партнерства с ней.

Это справедливо. Но нельзя полностью исключить и церковный аспект этих переговоров. То разговор о присылке на Русь епископа, очевидно, состоялась. Другое дело, что она преследовала чисто дипломатические цели. Это была акция давления на Византию.

В Никоновской летописи есть свидетельства о том, что послы от папы римского прибывали в Россию и в годы княжения Ярополка. Позалитописнимы источниками этот факт не подтвержден. Но его вероятность, учитывая приверженность Ярополка к христианству, вполне возможна. Е. Голубинский даже предполагает, что именно это сообщение о посольстве папы к Ярополка побудило автора повести о крещении Руси в аналогичной выдумки & mdash; о посольстве к Владимиру. Никакой логики в таком утверждении нет. Ведь неизвестно, почему Е. Голубинский безоговорочно верил в истинность сообщений Никоновской летописи и отказывал в доверии свидетельством «Повести временных лет». К тому же, известно, что в годы правления Владимира Святославича связи Руси с Германией и Римом стали более постоянными, чем в прежние времена. Этому сближению, очевидно, способствовал брак Владимира с византийской принцессой Анной & mdash; родственницей жены немецкого короля Оттона II.

Около 1006 в Киев прибыло посольство Генриха II во главе с епископом квертфуртським Бруноном. В Киеве Брунон жил почти месяц. Есть свидетельства, что он занимался здесь и миссионерской деятельностью, но без особых успехов.

Таким образом, посольство от папы римского до Владимира
986 г... следует рассматривать как ординарное и не только возможно, но и реально. Оно логично имело место в системе древнерусско-германских и киево-римских контактов второй половины X & mdash; начала XI в.

С летописного рассказа о прибытии в Киев посольства от хазарских евреев следует, что к такой активности их заставили бы сведения о миссионерской деятельности на Руси булгар и папских посланников. Так было на самом деле, сказать трудно, хотя ничего недостоверной в этом нет. Русь поддерживала с Хазарией регулярные торговые отношения; в Киеве и Итиле находились соответственно хазаро-еврейская и русская торговые колонии. События, которые происходили в Киеве (как и в Итиле), достаточно быстро могли стать известны в столице Хазарии.