Политика холодной войны часть 11

Авг 31 2018

Реферат на тему:
ПОЛИТИКА ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
Карл фон Клаусевиц дал определение войны как продолжение политики другими средствами. В широком понятии холодную войну можно определить как ведение боевых действий другими (несмертельными) методами. Однако, несмотря ни на что, это была война.
1xbet зеркало

И на карту было поставлено очень много. В геополитическом смысле борьба велась прежде всего за контроль над Евразийскими территориями и, очевидно, даже при глобальное превосходство. Каждая из сторон понимала, что успешное вытеснение одно одной из западных и восточных окраин Евразии по эффективное содержание может полностью определить геостратегический результат этого соревнования.
Крайне противоречивые, идеологически мотивированные концепции социальной организации и даже самого человека только доливали масла в огонь. Это касалось не только геополитики, но и философии — в глубоком смысле самоопределения человечества.
После почти сорока пяти лет политической борьбы, включая несколько второстепенных военных столкновений, Холодная война, наконец, действительно подошла к концу. Принимая во внимание ее определение как формы войны, стоит начать с оценки, умышленно заложенной в терминах определения результатов войны, то есть в терминах победы и поражения, капитуляции и послевоенного урегулирования. Холодная война действительно закончилась победой одной стороны и поражением другой. Этой реальности не отрицает, несмотря на понятные ощущения, которые такой вывод вызывает среди слишком мягкосердечных на Западе и отдельных бывших лидеров побежденной стороны.
Простая проверка подтверждает вывод, сделанный выше. Предположим, что на определенном этапе холодной войны — скажем, десять лет назад, или даже раньше — кого спросили: что может считаться скромным, однако достаточным критерием западной или американской победы? Или, наоборот, как будет выглядеть коммунистическая или советская победа? Ответы очевидны, поскольку конечный результат был даже значительно одностороннишим, чем большинство смела надеяться.
К 1956 году кое-кто на Западе мог определять победу как освобождение Центральной Европы от советского доминирования. Однако пассивность Запада во время восстания в Венгрии показала, что западное, а особенно американское стремление такого освобождения является частью риторическим. После этого большинство серьезных западных исследователей определили бы победу как прежде всего комбинацию следующих действий объединения Германии на основе взаимного согласия, что привело, по крайней мере, к нейтрализации Восточной Германии (многие на Западе и, особенно, в самой Германии предпочел бы иметь нейтральную Германию вместо объединенной) договор между странами НАТО и Варшавского Пакта, привел бы к существенному сокращению вооруженных сил с обеих сторон, а также сохранение определенных военно-политических связей между Москвой и странами Восточной Европы действительно либерализация просоветских режимов — в частности немало либеральных представителей Запада были достаточно довольны решениями типа «кадаровських»; соглашение об общем сокращении стратегических и обычных вооружений и прекращения идеологической вражды.
Если коротко, победу можно было бы обозначить как приспособление к определенным принципов, составляющих западное понимание Ялтинского соглашения: принятие де-факто существование несколько доброкачественной сферы советского влияния в Центральной Европе в обмен на советское признание американских связей в Западной Европе ( а также в Японии и Южной Корее). Несомненно, более милитаристического настроена западная меньшинство с этим не согласилась бы, тогда как либеральная прогрессивная часть были склонны вообще признать статус кво за основу для прекращения холодной войны.
Несколько сложнее определить определение советской победы, учитывая универсалистские надежду коммунистических идеологов и большей ограниченности реальной власти Советского Союза. Кроме того, в случае с Советским Союзом мы можем провести различие между радикалами и консерваторами. Первые предпочитали энергичному осуществлению мировой революции, используя то, в чем они видели общую пислявийськову кризис капитализма. Другие предупреждали, что осторожность приводит консолидацию послевоенных советских достижений. В определенной степени можно определить основные геостратегические планы советского руководства по тайных советско-нацистских обменов на высшем уровне в конце 1940-х г
одов по послевоенного распределения военной добычи в случае ожидаемой тогда победы нацистов. И Гитлер, и Сталин соглашались, что Америку необходимо навсегда исключить из выполнения любой роли в Евразии и, кажется, именно такой была советская цель в течение холодной войны.
Поэтому выглядит оправданным вывод, что рабочее определение советской стратегической победы в Хoлодний войне предусматривает покорную нейтрализацию как Западной Европы (путем роспуска НАТО), так и Японии, и ликвидацию американской политической и военного присутствия за океанами. Более того, после принятия в 1962 году программы Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) победа определялась как достижение экономического превосходства коммунизма над капитализмом во всем мире, что обязательно наступит до 1980 года. Между тем антизападная «национально-освободительная» борьба изолирует «империалистический лагерь», а все остальное будет лишь глобальной «очистительной операцию».
Полезно учесть эти два альтернативных понятия победы. Советский лагерь не только ни победил (позже мы еще обсудим возможность ее достижения), но и вероятный противоположный сценарий победы приобрел действительно ошеломляющего уровня. Германия вновь объединилась и вошла в НАТО, советские войска будут полностью выведены из нее до 1994 года; ликвидировано Варшавский пакт, советские войска выведены также из Венгрии и Чехословакии, завершается их вывода из Польши; просоветские режимы не только упали в Центральной Европе, но и Польша, Венгрия и Чехословакия продвигаются к вступлению в Европейское Сообщество (ЕС) и даже стучат в двери НАТО.
важное то, что распался сам Советский Союз и центральная Евразия сейчас находится в состоянии геополитического вакуума. Бывшая Советская армия демобилизуется и уже деморализована. Государства Балтии свободные, Украина укрепляет свою независимую государственность, такие же процессы идут в республиках Средней Азии. Единство самой России скоро может оказаться под угрозой, поскольку ее дальневосточные провинции в ближайшем будущем, возможно, пожелают создать свою собственную отдельную Сибирско-Дальневосточную республику. Действительно, экономическая и даже политическая судьба того, что совсем недавно было грозным сверхдержавой сейчас фактически постепенно отдает Запада статус распорядителя имуществом недееспособного лица. Вместо провозглашенной когда теории «конвергенции» двух систем-соперниц в реальности мы имеем одностороннюю конверсию.
Этот результат имеет не меньшее историческое значение и не менее односторонность, чем поражение Франции Наполеона в 1815 году, или империалистической Германии в 1918, или фашистской Германии и империалистической Японии в 1945 году. В отличие от Вестфальськлого Мира, положивший конец Тридцатилетней войне грандиозным религиозным компромиссом, здесь нельзя применить принцип «cuиus regиo, cuиus relиgиo» (Чья власть, того и религия). С точки зрения доктрины результат больше напоминает 1815 или 1945: было опровергнуто самой идеологии побежденной стороны. В геополитическом смысле результат напоминает 1918: побежденная империя находится в процессе распада.
Как и в предыдущих выводах войны, здесь был очевиден момент капитуляции, по которому шли послевоенные политические перевороты в побежденной стране. Такой